go-between
злодеи злодействуют, и злодействуют злодеи злодейски
На Страстной. Выдержка


Бог умрет. На сей счет последних сомнений

не осталось вечером в Понедельник,

в ту минуту, когда, попросив: «Ты мне не

звони до праздника», – твой подельник


телефонную трубку с таким повесил

облегченьем, с каким умывают руки

палачи поневоле, – почти что весел

и нисколько не подозревая о муке


предстоящих дней. И во вторник было

еще чувство, что сделано все как надо,

но уже в среду вечером то знобило,

то бросало в жар, всю ночь из окна то


запьянцовские долетали песни,

то далекие петушиные всхлипы.

До утра шепча: «Воскресни, воскресни!» –

я воображал, как легко могли бы,


трубку сняв, мы забыть о нашем обете

немоты и – хотя бы заочно – кофе,

поболтав, испить... Но в меркнущем свете

началось уже восхожденье к Голгофе.


И когда я в пятницу на колени

перед Плащаницею опустился,

помышлений не было ни о зле, ни

об аде – но лишь о том, что простился


в понедельник с жизнью, что Бога нету,

что Его в могиле сырой зарыли.

Я въезжал в субботу в истину эту,

как и в то, что последний раз говорили


мы с тобой в понедельник, – до острой рези

во всем теле, будто был в мясорубке...

Но уже долетало «Христос воскресе!»

с того света из телефонной трубки.



(с) Поздняев

@темы: не мое, о книгах и червях